Летопись прихода

« Назад

23 сентября — день памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта 22.09.2016 14:53

Николай Николаевич Туроверов, русский поэт, историк, журналист и издатель, – донской казак, уроженец станицы Старочеркасской. Родился 18 марта 1899 г. в семье судейского. Закончил Новочеркасское реальное училище и семнадцати лет от роду был зачислен в Лейб-гвардии Атаманский полк, с которым участвовал в боевых действиях в период Первой мировой войны. После развала фронта вернулся на Дон, где встал на сторону Белого Движения. Прошел всю гражданскую войну, получил четыре ранения.

Вместе с тысячами казаков и русских офицеров был вывезен из Крыма. Далее – обычный путь белого эмигранта: лагерь на острове Лемнос, Сербия, принявшая эту волну эмиграции, где он работал лесорубом и мукомолом, затем Франция. В 1922 г. Николаю Туроверову удалось обосноваться в Париже. По ночам он разгружал вагоны, а днем посещал лекции в Сорбонне, потом служил в банке в течение 40 лет. В 1928 г. увидел свет первый сборник его стихов «Путь». Во время Второй мировой войны Туроверов сражался в рядах французского Иностранного легиона, которому он посвятил стихотворный цикл «Легион». После возвращения в Париж продолжал работать в банке и активно участвовал в жизни белоэмигрантов-казаков. Создал музей Лейб-гвардии Атаманского полка и «Кружок казаков-литераторов», возглавил Казачий Союз, стал одним из основателей журнала «Родимый Край», выпускавшегося в Париже с 1954 г. В 1945 и 1955 гг. вышли очередные сборники его стихов. Последний – в 1965 г. Печатался в журнале «Перезвоны», газете «Россия и славянство». Поэзию Туроверова высоко ценил И. Бунин, которому поэт посвятил одно из своих стихотворений. 

В эмигрантском Париже донской казак со своими щемящими душу стихами о покинутой Отчизне был чрезвычайно популярен. Он был тем, кем были для своих современников Есенин и Высоцкий — настоящим народным поэтом…

«Казачий Есенин»

Ровно десять лет назад страна увидела цикл документальных фильмов, снятых известным российским режиссером Никитой Михалковым под общим названием «Русские без России». В каждом из них — портреты самых знаковых персон «белого движения» — Врангеля, Деникина, Колчака. Любопытно, что одна из серий о судьбах эмигрантов «первой войны» почти полностью посвящена судьбе еще одного нашего соотечественника — донского казака и поэта Николая Туроверова.

Имя этого человека многие десятилетия оставалось в забвении. После выхода на экран фильма Михалкова о нем заговорила вся страна. Тем не менее стихи Николая Туроверова так же, как и стихи самого Сергея Есенина, тайно переписывались от руки. А сами казаки — главные почитатели таланта Туроверова — по сей день оспаривают достоверность его пребывания в той или иной станице.

Донской казак в Сорбонне

1 1 230x300 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

Родился он в 1899-м — в один год с Владимиром Набоковым и Борхесом. Семнадцати лет от роду был зачислен в лейб-гвардии Атаманский полк, с которым в боях прошел всю Первую мировую войну.

После войны вернулся на родной Дон, встал на сторону Белого движения. И снова война — Гражданская, четырежды был ранен. А дальше его судьба напоминает судьбы тысяч русских казаков и офицеров, вывезенных из Крыма: лагерь на острове Лемнос, Сербия, где он трудился лесорубом и мукомолом, затем Франция. С 1922 года и до самой смерти (1972 год) он прожил в Париже, где в течение 40 лет служил в столичном банке. В столице Франции донской казак по ночам разгружал вагоны, а днем, сменив нагайку на перо, посещал лекции в Сорбонне.

Первый сборник его стихов увидел свет лишь в 1928 году. Во время Второй мировой войны Туроверов сражался в рядах французского Иностранного легиона, которому он потом посвятит стихотворный цикл «Легион».

После возвращения в Париж продолжает активно участвовать в жизни белоэмигрантов-казаков. К чести истинного казака создал музей лейб-гвардии Атаманского полка и даже «Кружок казаков-литераторов», возглавил казачий союз и стал одним из основателей журнала «Родимый Край».

Как и всякий настоящий поэт, он, несомненно, знал о своей высокой миссии:

Мне сам Господь налил чернила

И приказал стихи писать.

Я славил все, что сердцу мило,

Я не боялся умирать…

18052010 214x300 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

Источник

Предлагаем Вашему вниманию некоторые стихотворения казачьего поэта Николая Туроверова

33696858 1223972623 07 05 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

 Покров  

Эту землю снова и снова
Поливала горячая кровь.
Ты стояла на башне Азова
Меж встречающих смерть казаков.

И на ранней заре, средь тумана,
Как молитва звучали слова:
За Христа, за святого Ивана,
За казачий престол Покрова,

За свободу родную, как ветер,
За простую степную любовь,
И за всех православных на свете,
И за свой прародительский кров.

Не смолкало церковное пенье;
Бушевал за спиною пожар;
Со стены ты кидала каменья
В недалеких уже янычар

И хлестала кипящей смолою,
Обжигаясь сама и крича…
Дикий ветер гулял над тобою
И по-братски касался плеча:

За святого Ивана, за волю,
За казачью любовь навсегда!..
Отступала, бежала по полю
И тонула на взморье орда.

Точно пьяная ты оглянулась, –
Твой сосед был уродлив и груб;
Но ты смело губами коснулась
Его черных, запекшихся губ.

420837 259645117445586 448434717 n 520x747 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

«Эти дни не могут повторяться…» 

Эти дни не могут повторяться, —
Юность не вернется никогда.
И туманнее и реже снятся
Нам чудесные, жестокие года.

С каждым годом меньше очевидцев
Этих страшных, легендарных дней.
Наше сердце приучилось биться
И спокойнее и глуше и ровней.

Что теперь мы можем и что смеем?
Полюбив спокойную страну,
Незаметно медленно стареем
В европейском ласковом плену.

И растет и ждет ли наша смена,
Чтобы вновь в февральскую пургу
Дети шли в сугробах по колена
Умирать на розовом снегу.

И над одинокими на свете,
С песнями идущими на смерть,
Веял тот же сумасшедший ветер
И темнела сумрачная твердь.

21780 435684009841695 1139998303 n «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

Крым 

Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня,
Я с кормы всё время мимо
В своего стрелял коня.
А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Всё не веря, всё не зная,
Что прощается со мной.
Сколько раз одной могилы
Ожидали мы в бою.
Конь всё плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.
Мой денщик стрелял не мимо,
Покраснела чуть вода…
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда.

416877 277700048973426 1422509307 n 520x363 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

Перекоп. Родному полку 

1

Сильней в стрёменах стыли ноги,
И мёрзла с поводом рука.
Всю ночь шли рысью без дороги
С душой травимого волка.
Искрился лёд отсветом блеска
Коротких вспышек батарей,
И от Днепра до Геническа
Стояло зарево огней.
Кто завтра жребий смертный вынет,
Чей будет труп в снегу лежать?
Молись, молись о дальнем сыне
Перед святой иконой, мать!

2

Нас было мало, слишком мало.
От вражьих толп темнела даль;
Но твёрдым блеском засверкала
Из ножен вынутая сталь.
Последних пламенных порывов
Была исполнена душа,
В железном грохоте разрывов
Вскипали воды Сиваша.
И ждали все, внимая знаку,
И подан был знакомый знак…
Полк шёл в последнюю атаку,
Венчая путь своих атак.

3

Забыть ли, как на снегу сбитом
В последний раз рубил казак,
Как под размашистым копытом
Звенел промёрзлый солончак,
И как минутная победа
Швырнула нас через окоп,
И храп коней, и крик соседа,
И кровью залитый сугроб.
Но нас ли помнила Европа,
И кто в нас верил, кто нас знал,
Когда над валом Перекопа
Орды вставал девятый вал.

4

О милом крае, о родимом
Звенела песня казака,
И гнал, и рвал над белым Крымом
Морозный ветер облака.
Спеши, мой конь, долиной Качи,
Свершай последний переход.
Нет, не один из нас заплачет,
Грузясь на ждущий пароход,
Когда с прощальным поцелуем
Освободим ремни подпруг,
И, злым предчувствием волнуем,
Заржёт печально верный друг.

Новочеркасск (фрагмент поэмы) 

Колокола могильно пели.
В домах прощались, во дворе
Венок плели, кружась, метели
Тебе, мой город на горе.
Теперь один снесёшь ты муки
Под сень соборного креста.
Я помню, помню день разлуки,
В канун Рождения Христа,
И не забуду звон унылый
Среди снегов декабрьских вьюг
И бешеный галоп кобылы,
Меня бросающей на юг.

* * *
Не выдаст моя кобылица,
Не лопнет подпруга седла.
Дымится в Задоньи, курится
Седая февральская мгла.
Встаёт за могилой могила,
Темнеет калмыцкая твердь,
И где-то правее — Корнилов,
В метелях идущий на смерть.
Запомним, запомним до гроба
Жестокую юность свою,
Дымящийся гребень сугроба,
Победу и гибель в бою,
Тоску безысходного гона,
Тревоги в морозных ночах,
Да блеск тускловатый погона
На хрупких, на детских плечах.
Мы отдали всё, что имели,
Тебе, восемнадцатый год,
Твоей азиатской метели
Степной — за Россию — поход.

* * *
Мы шли в сухой и пыльной мгле
По раскалённой крымской глине,
Бахчисарай, как хан в седле,
Дремал в глубокой котловине.

И в этот день в Чуфут-Кале,
Сорвав бессмертники сухие,
Я выцарапал на скале:
Двадцатый год — прощай, Россия.

430321 274700135940084 454728740 n 520x729 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

1914 год 

Казаков казачки проводили,
Казаки простились с Тихим Доном.
Разве мы — их дети — позабыли,
Как гудел набат тревожным звоном?
Казаки скакали, тесно стремя
Прижимая к стремени соседа.
Разве не казалась в это время
Неизбежной близкая победа?
О, незабываемое лето!
Разве не тюрьмой была станица
Для меня и бедных малолеток,
Опоздавших вовремя родиться?

 «Жизнь не проста и не легка…» 

Жизнь не проста и не легка.
За спицею мелькает спица.
Уйти б на юг, и в казака
По-настоящему влюбиться.

Довольно ждать, довольно лгать,
Играть самой с собою в прятки.
Нет, не уйти, а убежать,
Без сожалений и оглядки,

Туда, где весело живут,
Туда, где вольные станицы
И где не вяжут и не ткут
Своих нарядов молодицы;

Где все умеют пить и петь,
Где муж с женой пирует вместе,
Но туго скрученная плеть
Висит на самом видном месте.

Ах Дон, Кубань — Тмутаракань!
А я в снегах здесь погибаю.
Вот Лермонтов воспел Тамань.
А я читаю и мечтаю.

И никуда не убегу…
Твердя стихи о Диком поле.
Что знаю я и что могу,
Живя с рождения в неволе.

И мой недолгий век пройдет
В напрасном ожиданье чуда,
Московский снег, московский лед
Меня не выпустят отсюда.

318021 415437041866392 1441828779 n 520x693 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

Снег 

Ты говоришь: — Смотри на снег,
Когда синей он станет к ночи.
Тяжелый путь за прошлый грех
Одним длинней, другим короче;

Но всех роднят напевы вьюг,
Кто в дальних странствиях обижен.
Зимой острее взор и слух
И Русь роднее нам и ближе.

И я смотрю… Темнеет твердь.
Меня с тобой метель сдружила,
Когда на подвиг и на смерть
Нас увлекал в снега Корнилов.

Те дни прошли. Дней новых бег
Из года в год неинтересней,-
Мы той зиме отдали смех,
Отдали молодость и песни.

Но в час глухой я выйду в ночь,
В родную снежную безбрежность —
Разлуку сможет превозмочь
Лишь познающий безнадежность.

556465 428079657268797 1232027528 n 520x379 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

 Знамя 

Мне снилось казачье знамя,
Мне снилось — я стал молодым.
Пылали пожары за нами,
Клубился пепел и дым.

Сгорала последняя крыша,
И ветер веял вольней,
Такой же—с времен Тохтамыша,
А, может быть, даже древней.

И знамя средь черного дыма
Сияло своею парчой,
Единственной, неопалимой,
Нетленной в огне купиной.

Звенела новая слава,
Еще неслыханный звон…
И снилась мне переправа
С конями, вплавь, через Дон.

И воды прощальные Дона
Несли по течению нас,
Над нами на стяге иконы,
Иконы — иконостас;

И горький ветер усобиц,
От гари став горячей,
Лики всех Богородиц
Качал на казачьей парче.
1949

549779 428029913940438 631651965 n 520x743 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

Как когда-то над сгубленной Сечью

Как когда-то над сгубленной Сечью
Горевал в своих песнях Тарас, —
Призываю любовь человечью,
Кто теперь погорюет о нас?

Но в разлуке с тобой не прощаюсь,
Мой далекий отеческий дом, —
Перед Господом не постесняюсь
Называться донским казаком.

  Товарищ 

Перегорит костер и перетлеет,
Земле нужна холодная зола.
Уже никто напомнить не посмеет
О страшных днях бессмысленного зла.

Нет, не мученьями, страданьями и кровью
Утратою горчайшей из утрат:
Мы расплатились братскою любовью
С тобой, мой незнакомый брат.

С тобой, мой враг, под кличкою «товарищ»,
Встречались мы, наверное, не раз.
Меня Господь спасал среди пожарищ,
Да и тебя Господь не там ли спас?

Обоих нас блюла рука Господня,
Когда, почуяв смертную тоску,
Я, весь в крови, ронял свои поводья,
А ты, в крови, склонялся на луку.

Тогда с тобой мы что-то проглядели,
Смотри, чтоб нам опять не проглядеть:
Не для того ль мы оба уцелели,
Чтоб вместе за отчизну умереть?

420840 259645704112194 1154692435 n1 520x368 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

  Отцу Николаю Иванову 

Не георгиевский, а нательный крест,
Медный, на простом гайтане,
Памятью знакомых мест
Никогда напоминать не перестанет;

Но и крест, полученный в бою,
Точно друг и беспокойный, и горячий,
Все твердит, что молодость свою
Я не мог бы начинать иначе.

Казак 

Ты такой ли, как и прежде, богомольный
В чужедальней басурманской стороне?
Так ли дышишь весело и вольно,
Как дышал когда-то на войне?

Не боишься голода и стужи,
Дружишь с нищетою золотой,
С каждым человеком дружишь,
Оказавшимся поблизости с тобой.

Отдаешь последнюю рубаху,
Крест нательный даришь бедняку,
Не колеблясь, не жалея — смаху,
Как и подобает казаку.

Так ли ты пируешь до рассвета,
И в любви такой же озорной,
Разорительный, разбойный, но при этом
Нераздельный, целомудренно скупой.

248688 415437025199727 1749690096 n 520x404 «Звенела песня казака…» Памяти Николая Туроверова, офицера, казака и донского поэта (+ВИДЕО)

Равных нет мне в жестоком счастьи 

Равных нет мне в жестоком счастьи:
Я, единственный, званый на пир,
Уцелевший еще участник
Походов, встревоживших мир.

На самой широкой дороге,
Где с морем сливается Дон,
На самом кровавом пороге,
Открытом со всех сторон,

На еще неразрытом кургане,
На древней, как мир, целине, —
Я припомнил все войны и брани,
Отшумевшие в этой стране.

Точно жемчуг в черной оправе,
Будто шелест бурьянов сухих, —
Это память о воинской славе,
О соратниках мертвых моих.

Будто ветер, в ладонях взвесив,
Раскидал по степи семена:
Имена Ты их. Господи, веси —
Я не знаю их имена.

Рисунки Юрия Щетинина


Православный календарь
 

 

 

 

 

 

 

 

МЫ В FACEBOOK
 
 
 
 
 
 
 
 
 
          
                  
55dbd7563a3c8
 
 

Новости

17.11.2017
Просим прихожан внести пожертвования для того, чтобы оставить одну икону для нашего храма. До конца ноября нам нужно собрать 40 тысяч рублей (такие иконы стоят намного дороже!). На данный момент осталось собрать 26 тысяч 200 руб.
17.11.2017
17 ноября 155 лет назад родился священник Крестовоздвиженского прихода протоиерей Григорий Ковалевский (1862 - 1917). Накануне этого памятного дня состоялась встреча учеников и преподавателей приходской школы имени свв. Царственных Страстотерпцев с внучкой протоиерея Григория -  Евгенией Васильевной Ананьевой (Ковалевской).
06.11.2017
Где в большом мегаполисе, наполненном бегущей безликой толпой, запруженном рекламой и автомобилями, можно прикоснуться к подлинному голосу народной души? Где можно испить от родника традиционной культуры, увидеть прекрасные лица и насладиться задорными танцами? Чтобы получить такой удивительный подарок, нужно было прийти одним воскресным вечером по закоулочкам и улочкам в театр «Странник», что на Цветочной, 16.
04.11.2017
Казачата с другими участниками чтений выступили перед пожилыми людьми Социального дома Приморского района СПб и пациентами Церковной благотворительной больницы святой блаженной Ксении Петербургской.
04.11.2017
3 ноября учащиеся школы свв.Царственных Мучеников посетили святыни Царского села и Гатчины, а также узнали многое о жизни Императора Павла I, побывав в его резиденции - в Гатчинском дворце.